Полиция Осло считает, что город Осло уже сдан мигрантам

rtfghjn

Сейчас действительно много мигрантов в столице Норвегии, и полиция зачастую просто «бьет тревогу». Почему? Потому, что их менталитет другой, как и поведение — они часто нарушают чужие границы и законодательные нормы. Город Осло заполняет целые многоквартирные дома просителями убежища и беженцами. Мы должны просто признать, что культурные конфликты начинают становиться заметными — как норвежцы это должны признать, так и представители других национальностей.  

С 2008 по 2010 год много этнических норвежцев выехали из столицы, в то время как почти вдвое больше иммигрантов, в основном мусульман, переехали сюда. В 2010 году иммигранты составляли большую часть населения — так считает главный демограф Статистического управления Норвегии (SSB), официального статистического агентства страны, предсказал, что вскоре большинство населения будет состоять из иммигрантов и их детей. Тем не менее Остби не видел в этом проблемы, несмотря на мрачную реальность некоторых городских районов в соседней Швеции, таких как Ринкеби в Стокгольме и Розенгард в Мальмё, которые превратились в мусульманские анклавы: параллельные общества, в которых шариат превзошел шведский закон и где община лидеры, имамы и банды в значительной степени вытеснили власть шведского правительства, полиции и судов. 

В некоторых школах «детям угрожают избиением за то, что они содержат салями в их упакованных ланчах. Девушек преследуют за то, что они светлые, и они красят волосы, чтобы они подходили к ним. Нельзя быть геем в школе, атеистом или евреем… Предполагается, что индийская семья, которую я знаю, будет жить как мусульмане, потому что они смуглые «. Ну и как здесь полиции не отреагировать? Из 18 родительских собраний, которые недавно провел Осеруд, десяти требовались переводчики. По его словам, условия ухудшились за последние три года, и он решил — неохотно — сбежать: «Я не позволю своим детям расти здесь». Репортер Aftenposten предположил, что Осеруд был «чрезмерно чувствителен» и «потерял связь с новой Норвегией». Учитель ответил, что если это так, то в столице много этнических норвежцев, которые думают так же. 

Два года спустя, в 2013 году, в удивительно откровенном отчете SSB было признано, что тысячам норвежцам некомфортно в столице, и на их место приезжает такое же количество иммигрантов из не западных стран. Только за этот год количество грабежей от мигрантов выросло почти на 80 процентов. Подавляющее большинство арестованных преступников были подростками с иммигрантским прошлым и мусульманскими именами; почти никто из их родителей не потрудился явиться на суд. Правда, один отец действительно принял меры: он попытался запугать жертв грабежа, чтобы они изменили их показания. Однако полиция и политики продолжали настаивать на том, что в столице все в порядке. Они указали на статистику других преступлений, помимо ограблений, которая, на первый взгляд, подтверждала их утверждения. Но о многих, а может, и о большинстве преступлений даже не сообщалось.